СТОЛИЦА ПОВЕТЛУЖЬЯ

Главная \ О нас \ СМИ и публикации \ СТОЛИЦА ПОВЕТЛУЖЬЯ
СТОЛИЦА ПОВЕТЛУЖЬЯ

Исследования АНО "Наше Поветлужье"

СТОЛИЦА ПОВЕТЛУЖЬЯ
ВАЛЕРИЙ ОВЧИННИКОВ
(опыт интерпретации исторического наследия Д.П. Дементьева )

Глава 1
ШАНГА-БОГОРОДСКОЕ

Дементьев против Дементьева

Основными письменными источниками по истории нашего края остаются исторические материалы, собранные членом Костромской ученой архивной комиссии Дмитрием Петровичем Дементьевым. Выдержки из этих документов были использованы им при написании «Кратких исторические сведения о Кажировской пустыни» (1892), «Кратком историческом очерке Шангского Городища» (1894) и в «Историческом очерке Пыщугской волости Ветлужского уезда с древнейших времен» (1997-1998). 

О местонахождении главного города Марийского Ветлужского княжества Д.П. Дементьев сообщает следующее:

Судя по «Ветлужскому летописцу», разным рукописям, обретенным в церквах Ветлужского уезда и сел соседних с Ветлужским уездов Котельнического, Яранского, Никольского, а также по трудам разных историков и археологов, древний Черемисский город, а ныне село Шангское городище, находящееся в пределах Ветлужского уезда, Костромской губернии, занимает видное место в истории Ветлужского края, а потому представляет интерес для любознательного человека и историка. 

Достоверность этой информации можно проверить путем сравнения с другими историческими сведениями из статей Д.П. Дементьева. В том же источнике («Краткий исторический очерк Шангского Городища») только десятью страницами ниже можно прочесть:

В 1346 г. призван в Галич Андрей Феодорович (сын Федора Ивановича Смоленского, внук Калиты), который славился как человек набожный и жил тихо и в мире с соседями, не беспокоя Ветлужского князя и черемис данию. В 1350 году когда у Андрея родился сын Василий, то на радости сей им были посланы дары в Ветлужские церкви Николаевскую на Якшане и Богородицкую вблизи Шанги, находящиеся во владении Хлыновского князя на Ветлуге, Никиты Ивановича Байбороды, данника Галичского князя. 

К словам «Богородицкую вблизи Шанги» автор делает весьма любопытную сноску, следующего содержания: 

Богородицкая церковь находится в селе Зубовском на берегу реки Ветлуги Ветлужского уезда, в Шангско-Городищенской волости, следовательно это село старинное, существовавшее посему в 1350 г. По сообщению, полученному чрез члена Костр. ученой арх. Комиссии г. Преображенского, ветлужского уезда при селе Зубовском река Ветлуга отмывает берег, из которого вымываются колоды с трупами, и кости животных. (Костр. губ. вед. 1891 г. стр. 21). Отсюда можно заключить, что и здесь тоже жили черемисы. 

Не правда ли, странное заявление? Шанга, оказывается, находилась вблизи села Зубовского! Между тем от села Шангское городище до Богородицкой церкви 16,5 км. Ничего себе, «вблизи»! В той же статье Д.П. Дементьев писал:

В 1374 и 1392 годах, Новгородские повольники – ушкуйники грабили Ветлужские села; не миновало их разграбление и село Богородское при Шанге. 

Итак, если Богородское при Шанге, то и Шанга при Богородском-Зубовском и нигде иначе. А вот еще одно свидетельство из того же источника:

1500 село Шанга-Богородское и вся Ветлужская волость переходят во владение к князю Федору Михайловичу Мстиславскому. 

Из этой цитаты с всей определенностью следует, что Шанга не просто находилась вблизи Богородского, но была неразрывно связана с ним… 


Мерская дорога

Обратимся теперь к «Историческому очерку Пыщугской волости Ветлужского уезда с древнейших времен»: 

1451 г. татарский хан Мамутек, хотя и послал на Ветлугу своего мурзу Зюзина, но тот, получив дары, скрылся под Казань со многими черемисами. Вследствие этого христиане в 1452 г. на берегах Ветлуги восстанавливают церкви в Галичской округе: Воскресенскую, Троицкую, Рождественскую, Богородицкую и Воздвиженскую; последняя была в Пыщугской волости, где является много поселенцев: с одной стороны через реки Юг и Пыщуг из вотчины Марфы Борецкой, с другой – по реке Унже через пролегавшую дорогу к Шанге Богородскому от Галичских пределов; последние были из жителей, скрывшихся во время войн галичского князя Дмитрия Шемяки с Василием Темным: они населяют побережье реки Ветлуги. Здесь народ надеялся найти себе большую свободу жизни в лесах. 

Помимо подтверждения гипотезы, что Богородское-Зубовское и марийская Шанга находились в непосредственной близости друг от друга, в этом отрывке содержится очень важная информация о месте примыкания дороги из Галичских пределов к Велико-Устюжской дороге, о которой, в частности, упоминает Д.Ф. Белоруков в статье о Кривячском сельском совете:

Расположен на территории бывшего Богородицкого стана, названного по имени погоста с деревянной церковью во имя Богородицы.
Здесь проходила из Галича через г. Унжу древняя Мерская дорога.
От города Унжи дорога шла вверх по реке до Ухтубужа, переходила на левый берег и в деревне Дюково выходила на Велико-Устюжскую дорогу, проходившую вдоль реки Ветлуги из Нижнего Новгорода.
Мерской дорогой она называлась потому, что вела из Галича за Ветлугу, где жили марийцы, родственным племенем которых была народность меря.
Центром церковного прихода (а потом и административным центром) было село Шангское-Городище. Название Городище указывает, что здесь был город — укрепление. Оно имело форму круга, длина окружности которого около 300 метров, и принадлежало еще мерянам — аборигенам здешних мест. 


В свое время мне в руки попала рукописная копия «Истории села Шангское Городище». Автор этой чрезвычайно ценной статьи пользовался, по всей вероятности, выписками Д.Ф. Белорукова, сделанными им во время работы в Центральном государственном архиве древних актов. Относительно интересующей нас Мерской дороги там сообщается:

Заселение Поветлужья славянами шло с северо-запада (со стороны Галича и Чухломы) и с севера (со стороны Великого Устюга). Оттуда в Поветлужье вели две дороги: одна из Галича, так называемая Мерская (позже называвшаяся Вятско-Сибирским трактом), и вторая – главная дорога из Великого Устюга, проходившая вдоль реки Ветлуги. 
Интересно, что укрепленный пункт Шангское Городище находился как раз в том же месте, где к Устюжской дороге примыкала Мерская. Видимо, город Шангское Городище и прикрывал от славян с севера и запада Шангский административный район и в первую очередь седлал узел дорог, идущих сюда. 
В мирное время между жителями Поветлужья и соседями-славянами существовали торговые связи и, возможно, что Шангское Городище, расположенное на узле дорог, выполняло функции таможни (сбор пошлины и пр.). Археологическими раскопками на Шангском Городище подтверждается, что это было место, где жили марийцы, а позже славяне, пришедшие с севера. 
Возможно, что Шангское Городище и есть тот легендарный городок Шанган-Шанза, который поставил марийский князь Ковжа для защиты своих владений от славян? И само слово «Шанза» по древне-марийски «глаз» – не объясняет ли назначение городка следить, наблюдать за пришельцами? 


Предположим, что Мерская дорога действительно выходила на Велико-Устюжскую в районе Дюкова. Но если Шанган-Шанза находилась в Шангском Городище, как она могла полноценно выполнять функции таможенного пункта? От Шангского Городища до Дюкова около 10 км! Да и каком Дюкове речь? Ведь помимо современной деревни на топографических картах обозначено одноименное урочище, находящееся в 6 км на Юго-восток, откуда, согласно топографической карте, идет лесная дорога в сторону деревни Матвеевка. 

КАРта4

По данным же «Специальной карты Европейской России» И.А. Стрельбицкого (1921 года выпуска), дорога из Галичских пределов, выходила к Богородицкой церкви. 

КАРта3


Кстати, на той же карте указана деревня Дюковская (кружком она не обозначена), которая находилась вблизи села Богородское. Примерно такое же расположение дорог отражено на старой карте конца XVIII века:

КАРта2

Глава 2
ТОПОНИМИЧЕСКИЙ РЕБУС

Шанза

По утверждению Д.П. Дементьева, главный город марийского Поветлужья назывался Шанза: 

Предания ветлужских обитателей черемис подтверждают, что Галивон Нерский или Галич Костромской, Кошкаров или Котельнич, Шанза или Шанга Ала (город), были в древнее время владениями черемис, под покровительством их Бога Йомола, Юмалы или Юмы. 

Ссылаясь на составленный им самим «Черемисский словарь», Д.П. Дементьев поясняет: 

Само слово Шанза черемисское и означает глаз. Шанга являлась крепостью или сторожевым местом. 

В сноске к этому тезису прилагается несколько малоубедительных и противоречивых версий происхождения ойконима Шанга (Шанза): 

Словом Шанза – Тоншаевские черемисы называют глаз (око), но у казанских черемис или Царево-Шанчурских этим именем называется еж (животное колючее). У татар слово «Шанга» означает ковш. 

Однако на лугово-восточном марийском языке «глаз» – шинча , на горно-марийском – сӹ нзӓ . В «Словаре северо-западного наречия марийского языка», на котором говорят тоншаевские марийцы, слову «глаз» передается на письме буквосочетанием шӹнцӓ . 
Напрашивается вывод, что ни одно из этих марийских слов не может быть признано прототипом ойконима Шанга.
Откуда же вообще появилось слово Шанза? Ответ достаточно прост: оно образовано из локатива Шанзе – славянской падежной формы слова Шанга. 
Примеры употребления гидронимов Волга и Ветлуга в локативе можно найти в «Воскресенской летописи», опубликованной в 1883 году А.А. Спицыным:

Идоша на низ рекою Вяткою ушкунцы разбойницы, 90 ушкуев, и пограбиша Вятку и шедше взяша Болгары, хотеша и город зажещи, и даша им откупа 300 рублев. И оттуду разделишася на двое: 50 ушкуев поидоша на низ по Волзе к Сараю, а 40 ушкуев поидоша вверх по Волзе, и дошедше Обухова, пограбиша все Засурие и Маркваш и перешед за Волгу суды все иссекоша, а сами поидоша к Вятке на конех и много сел по Ветлузе идуще пограбиша 

Река Хорошая

И.Н. Смирнов, автор историко-географического очерка «Черемисы», изданного в 1889 году писал: 

Страна, в которой окончательно осели черемисы, не была пустыней, когда они в ней поселились. Главные воды территории от Волги до Вятки были известны человеку задолго до начала черемисской колонизации. Все они имели названия, не соответствующие по своему составу черемисским. Мы видим реки: Ветлуга (Вытла), Кокшага (Какшан). Пижма, Унжа. Уртьма, Орья, Крутья, Турья, Курья, Сурья. Названия эти не могут не считаться вотяцкими, т.к. ныне вполне определенные следы вотяков мы имеем рядом с этими названиями. Во всех этих названиях звучит или имя вотяков, или вотские слова для обозначения реки, поля, деревни. Из того обстоятельства, что вотские названия носят мелкие речки, можно заключить, что вотяки, подобно черемисам, застали край если не заселенным, то уже со следами человека. 
Разнообразие названий, не объясняемых ни из черемисского, ни из вотяцкого языка, показывают, что через край прошел целый поток народностей. Судя по названиям вроде Сурья, Курья, можно подумать, что с вотяками или незадолго до них в краю кочевали зыряне. За вычетом всех зырянских по типу названий мы получаем массу других, которые пока не подлежат объяснению из живых финских наречий и принадлежат, судя по сходству или даже тождеству, народу, занимавшему громадное пространство от меридиана Москвы до меридиана Перми.
 

Иными словами, есть все основания предположить, что гидроним Шанга является межъязыковым гибридом коми-зырянской корневой морфемой шань- («хороший ») с марийским речным формантом -нга. Попутно отметим, что однокоренное коми-зырянское слово шанин переводится на русский язык как «тихое, спокойное, хорошее место, райский уголок ». Так что гидроним Шанга соответствует русским названиям Хорошая, Тихая или Райская. 
На той же основе топонимической основе возникли, по всей вероятности, наименование нижнего притока Ветлуги реки Лапшанги (лап по-марийски – низкий ) и другого притока, реки Якшанги, корневая основа которого (як-) образована, надо полагать, от общемарийского числительного ик – «один », родоначальника производных слов иктӹмшӹ – «первый » и ӓкӓ – «старшая (то есть первая) сестра ». Следовательно, гидронимы Якшанга и Лапшанга являются финно-угорскими аналогами русских речных гидронимов Первая Хорошая и Нижняя Хорошая. 

Происхождение ойконима

По справедливому замечанию шахунского краеведа П.С. Березина, «названия [рек] даны тем народом, который первым поселился на берегах этих рек ». Таким образом, гипотеза Д.П. Дементьева о происхождении гидронима Шанга от названия марийского поселения безусловно ошибочна. Так, может быть, Шинча вследствие тех или иных исторических обстоятельств была впоследствии задним числом переименована в Шангу и мы имеем дело с анахронизмом? Для рассмотрения этой версии необходимо проанализировать еще одну цитату из статьи Д.П. Дементьева: 

1429 г. Кельдибек заключил союз с татарами и они вместе пошли войной на Галич и Кострому, которую сожгли и много людей посекли и полонили25). 1433 г., по решению Ордынского хана Ахмета, жители оставляют старый город Шанган-Шанзу на правом берегу реки Ветлуги и переселяются на левый берег, где строят новый город Шангу-Шиленгу. 

Дата переселения

Однако в очерках по истории Поветлужья «Варнавинская старина» М.А. Балдина приводится совершенно другая дата. По авторитетному мнению краеведа, Москва добивается от татарского хана Ахмета указа о переселении марийцев с правого берега Ветлуги в не в 1433, а в 1443 . Эту информацию будто бы подтверждает хронологическая таблица правления ханов Золотой Орды, составленная историком В.В. Похлебкиным:

IVa. Западные ханы: IVб. Восточные ханы:

63. Улу-Мухаммед 1421-1422 64. Хаджи-Мухаммед
(Хаджи-Махмуд-хан) 1421-1423
65. Худайрат (Худад) 1422-1424
66. Барак 1422-1423
66а. Барак 1423-1428
67. Улу-Мухаммед, 3-й раз 1425
68. Джумадух-хан 1425-1428
69. Давлет-Берды 1426-1427
70. Улу-Мухаммед, 4-й раз 1427-1429 71. Хаджи-Мухаммед, 2-й раз 1428-1430
72. Абулхаир-хан 1430-1451
73. Улу-Мухаммед
в Сарае, 5-й раз 1429-1431 (36)
74. Кичи-Мухаммед (Кучук-Магомет, Кичик, Кичи-Ахмет),
внук Тимур-Кутлу, 1-й раз. Хан всей Орды.
Ведёт борьбу с претендентами на престол, которые изгоняются: 1431-1443
75. Гиас-эддин в 1430 г. в Литву
76. Хаджи-Гирей в 1432 г. в Крым
77. Улу-Мухаммед в 1437 г. в Казань
78. Сеид-Ахмет в 1442 г. в Западную часть Орды
79. Сеид-Ахмет, внук Урус-хана, в Западной части Орды 1442-1455 


Как это ни странно, но дементьевскую дату переселения марийцев на левый берег Ветлуги косвенно подтверждает историк Б.Н. Флоря: 

С осени 1433 г. в переписке Свидригайлы упоминается уже новый хан – Сеид-Ахмет. В письме Ягайле от 10 ноября 1433 г. Свидригайло говорит о нем как о «сыне татарского императора Сеид-Ахмеде, которого он недавно возвел на отцовский трон» 

Шанга-Шиленга

Согласно смыслу цитаты марийское поселение на Левобережье получило название Шанга-Шиленга. С географической точки зрения объяснить происхождение второй части ойконима довольно просто. Марийцы поселились в междуречье Большой и Малой Шанги, которая, надо полагать, прежде называлась Шиленгой, что в переводе с удмуртского, по-видимому, означает река Приречного Хвоща . 
После ухода марийцев из Поветлужья гидроним Шиленга был прочно забыт. Поначалу эту малую реку, называли «речкой Шангой», о чем свидетельствует выдержка из переписи 1629 года, приведенная в литературно-краеведческом сборнике «Свет Твой присносущный»:

Погост Никольский на речке на Шанге а на погосте церковь во имя Николая Чудотворца древянна клецки а в церкви сосуды древянны и колокола а весу в нем пуд и двадцать гривенок да на погосте ж двор попа Федора Евсеева келия черноризицы. Хрестины келия старицы Евдокеи келия Марфы пахотной земли церковной худые десять четей сена а реке Ветлуге пятнадцать копен да деревни Решетиха – 3 двора Поповка – 4 двора Бородино – 4 двора Бараниха – 4 двора Талица на речке Талице – 6 дворов Высокая - 4 двора Никоново (Хмелевка) – 5 дворов Кузнецово Средняя – 5 дворов Ильково (Женихово) – 4 двора Амросиево Зубарино на реке Шанге Даракино Березово 

Маловероятный сценарий

Рассмотрим теперь возможный сценарий переименования Шинчи в Шангу. Оказавшись на другом берегу Ветлуги марийцы стали называть «родное пепелище» «старым городом» (по-марийски – шоҥ го ола). Новый город они стали они именовали по названию близлежащей реки «шангским городом» (по-марийски – шанга ола). Вследствие созвучия двух словосочетаний славянские поселенцы могли перепутать одно с другим и начать таким образом начать называть уже не существующую Шинчу Шангой. 
При всем правдоподобии этой версии, у нее есть один весьма существенный недостаток: она основана на молчаливом предположении, что Шинча не могла находиться на правом берегу Ветлуги против устья реки Шанги. В этом случая правобережный город также являлся «шангским» и для нарицательного обозначения левобережного поселения им пришлось бы придумать другое определение к слову ола. 
Такого рода предположение требует доказательств. Между тем в распоряжении автора этих строк имеется важный документ, свидетельствующий, что идея о местонахождении марийской Шанги на правом берегу Ветлуги против устья Большой Шанги «витала в воздухе» 70-80-е годы прошлого века. 


Глава 3
ДВЕ ТВЕРДЫНИ

История села Николо-Шанги

Речь идет о рукописной копии «История села Николо-Шанги » того же анонимного краеведа, где сказано следующее: 

В рукописной летописи Кажирова монастыря, датируемой 1615-1618 годами, подробно говорится о заселении Поветлужья. Пришедшие с Вятки черемисы во главе со своим князем Ковжей начали ставить по реке Ветлуге сторожевые городки и, в том числе, Шангу. Местонахождение этого городка неизвестно. Возможно, он был на месте современного Шангского городища или же на правом берегу реки Ветлуги, напротив устья реки Шанги. 

Предположим теперь, что столица Поветлужья действительно располагалась напротив устья реки Шанги, как это было показано выше никогда не меняла своего названия. Но как совместить эту гипотезу со словами Дементьева о марийской крепости с названием Шинча («Глаз»)? Решение проблемы подсказала информация из «Краткого исторического очерка Шангского городища»:

1537 года Шангу и Шангскую и друг. устроенные крепости Черемисы с татарами отняли у Русских, за что Ф. М. Мстиславским виновные бунтовщики татары были наказаны в 1539 году. 

Из текста следует, что кроме крепости Шанга в 1537 году существовали две крепости: Шанга и Шангская. Так почему бы не допустить, что у марийцев тоже была не одна, а две крепости: Шанга (в устье Шанги) и Шинча (в Шангском Городище)? 
Но есть ли подтверждение, что в Шангском городище до 1433 (по другим данным до 1443) существовал марийское «сторожевое место »? Такого рода свидетельство сообщает О.Ю. Кивокурцева в очерке «Храмы Поветлужья»: 

Цитируя «Ветлужский летописец», Д.П. Дементьев указывает, что в Шангском Городище в 1452 году упоминается церковь «во имя святого Миколы».

Гипотеза двух «сторожевых мест» позволяет, в частности, объяснить происхождение ойконима Шангское Городище. Поскольку столицей Поветлужья все-таки была Шанга, а пограничная крепость Шинча находилась у нее в подчинении вполне естественно было именовать ее Шангской Крепостью, а впоследствии Шангским Городищем. 
Для чего марийцам потребовалось сооружать не одну, а две крепости на расстоянии около 22 км друг от друга? Причина в том, что обеспечить прочную защиту «Шангского административного района» и осуществить таможенный досмотр, оседлав «узел дорог» иначе не удалось бы. Данное обстоятельство можно проиллюстрировать с помощью простейшей схемы:

КАРта1

Представим себе, что таможенный пункт 1 отсутствует. В этом случае движение торговых обозов из Галича в Великий Устюг и обратно будет происходить совершенно беспрепятственно. Если же ограничится таможенным пунктом 1, будет открыт свободный доступ из Галича в сторону Казани и обратно…


Лапшангская дорога

О существовании топонима «Лапшангская дорога» сообщается в одноименном очерке «История села Николо-Шанги» из сборника «Свет Твой присносущный»: 

<…> в 1433 году городок Шанга, по приказу татарского хана Ахмета с правого берега реки Ветлуги перенесен на речку Шангу. Но первая перепись застает здесь только погост: «Погост Никольский а на погосте церковь Николы Чудотворца древянна клецки, а церковные образа свечи книги и все церковное строение приходских людей. Да на церковной земле двор попа Андрея Трофимова и кельи стариц».
Все деревни и починки, приписанные к погосту, имеют славянские названия, и нет ни одного марийского. Это указывает на то, что они были изначально заселены славянами. Сначала семьи-одиночки основывали починки (от слова «почин» – начало), потом возникали деревни и, наконец, ставился погост с церковью. Место для Никольского погоста было выбрано у Лапшанги, вблизи дороги, тянувшейся от Великого Устюга через Никольск до развилки на Казань и Нижний Новгород. Эта дорога так и называлась Лапшангской. 


Анонимный автор этих строк, по-видимому, плохо знаком с географическими реалиями Поветлужья. Конечно же, река Лапшанга никакого отношения к селу Николо-Шанга не имеет. А вот то, что дорога, идущая по правому берегу реки Ветлуги от села Богородского в южном направлении называлась именно Лапшангской никакого сомнения не вызывает. 

Хождение по мукам

Дополнительные сведения о переселении марийцев на Левобережье приводятся Д.П. Дементьевым в «Историческом очерке Пыщугской волости»: 

В 1454 г. Ветлужские черемисы отгоняются от берегов р. Ветлуги как опасные для русских соседи, и они населяют берега других мелких речек, втекающих в Ветлугу: Шангу, Якшангу, Мею (Нею), Кокшу и Вохтому, а некоторые черемисы спускаются вниз по Ветлуге и селятся около Казани вблизи с татарами. 

Итак, если марийское поселение Шанга, в самом деле, находилась напротив устья одноименной реки, то период с 1433 (по другим данным с 1443) его жители обитали противоположном берегу Ветлуги между устьями рек Шанга и Шиленга. Такого рода переселение стало тяжелейшим испытанием для народа мари, но жители Шанги и Шангской крепости выдержали его с честью. И не успели переселенцы как следует обустроится на новом месте, как на них обрушился новый удар: их отогнали от берегов Ветлуги! И пришлось бедолагам искать пристанища в междуречье Шанги и Шиленги, где они и построили Шангу-Шиленгу II: 

КАРта

Дальнейшая судьба марийской Шанги еще более трагична. Но это уже совсем другая история…

Село Николо-Шанга. 
1-6 февраля 2013 года




1. Д.П. Дементьев. «Костромская старина». «Краткий исторический очерк Шангского Городища». Выпуск третий. Кострома. 1894. Отд. II. сс. 20-21
2. Там же. сс. 31-32
3. Там же. с. 32
4. Там же. сс. 34-35 
5. Там же. сс. 42-43
6. «Пыщуганье». Историко-краеведческий сборник «Ветлужская сторона». Вып. III. Кострома. 1997-1998. с. 18
7. http://kostromka.ru/belorukov/derevni/sharya/505.php
8. «История села Шангское Городище». Рукопись. сс. 2-3
9. Д.П. Дементьев. «Костромская старина». «Краткий исторический очерк Шангского Городища». Выпуск третий. Кострома. 1894. Отд. II. сс. 22-23
10. Там же. сс. 24-25
11. Там же. с. 25
12. Электронный марийско-русский словарь в 10-ти тт. т. 9, с. 126. http://fulib.ru/books.php?action=viewSlovari 
13. Там же.
14. И.Г. Иванов, Г.М. Тужаров «Словарь северо-западного наречия марийского языка». Йошкар-Ола 1971, с. 298.
15. А.А. Спицын. «Свод летописных известий о Вятском крае». Вятка. 1883, с. 14
16. И.Н. Смирнов «Черемисы. Историко-этнографический очерк, Казань, 1889, стр. 16-17
17. Электронный коми-русский словарь в 3-х тт. т. 3, с. 720. http://fulib.ru/books.php?action=viewSlovari
18. Там же.
19 Электронный марийско-русский словарь в 10-ти тт. т. 3, с. 300. http://fulib.ru/books.php?action=viewSlovari
И. Г. Иванов, Г.М. Тужаров «Словарь северо-западного наречия марийского языка». Йошкар-Ола 1971, с. 51
20. Там же. с. 52
21. Там же. с. 19
22. П. С. Березин. «Наш край». http://azaryj.narod.ru/Native/nashkraj.html
25) Описание Костр. губернии. Изд. ред. Мирской Вестник 1871 г.; Ист. Костр. Козловского; Пам. кн. Костр. еп. 1868 г. Самарянова; Очерк Костромы. 1868 г. Миловидова, стр. 69.
23. Д.П. Дементьев. «Костромская старина». «Краткий исторический очерк Шангского Городища». Выпуск третий. Кострома. 1894. Отд. II. с. 38
24. Электронная библиотека Варнавинского музея.
25. http://www.elim.kz/article/32/
26. Б.Н. Флоря. «Орда и государства Восточной Европы в середине XV века (1430-1460). М. 2001, с. 183
27. «Удмуртско-русский словарь». Ижевск. 2008. с. 766
28. «Свет Твой присносущный». Литературно-краеведческий сборник к 200-летию Николо-Шангского храма. 2006, сс. 6-7 
29 Электронный марийско-русский словарь в 10-ти тт. т. 9, с. 230. http://fulib.ru/books.php?action=viewSlovari
30. Текст этого документа был частично опубликован в литературно-краеведческом сборнике «Свет Твой присносущный», выпущенном к 200-летию Николо-Шангского храма в 2006 году. 
31. «История села Николо-Шанги». Рукопись. с. 1
32. Д.П. Дементьев. «Костромская старина». «Краткий исторический очерк Шангского Городища». Выпуск третий. Кострома. 1894. Отд. II. с. 44
33. Там же. сс. 24-25 
34. «Ветлужская сторона». Историко-краеведческий сборник. Кострома 1995. с. 53. Автор очерка дает ссылку на источник: «Костромская старина». – Выпуск 4. 1897, с. 212 
35. «Свет Твой присносущный». Литературно-краеведческий сборник к 200-летию Николо-Шангского храма. 2006. с. 6. Установить первоисточник этой цитаты в настоящее время не представляется возможным. 
36. «Пыщуганье». Историко-краеведческий сборник «Ветлужская сторона». Вып. III. Кострома. 1997-1998. сс. 17-18
Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Внимание! Для корректной работы у Вас в браузере должна быть включена поддержка cookie. В случае если по каким-либо техническим причинам передача и хранение cookie у Вас не поддерживается, вход в систему будет недоступен.
Прими участие!

Наш специалист свяжется с вами в течении 10 минут

Адрес нашего офиса:
Костромская область, г. Шарья, пер. Водопроводный, д. 5
Наверх
Костромская область